Управление производственными процессами: кто и как в России внедряет MES

Цифровизация промышленности, которая разворачивается в России, сделала популярными целый ряд информационных систем, позволяющих вывести эффективность производства на принципиально новый уровень. Среди них – MES (Manufacturing Execution System), системы управления производственными процессами. Как российские промышленники внедряют MES, рассказывает Анастасия Коврова, бизнес-партнер по направлению «Промышленность», «Инновационный центр Ай-Теко»

MES-системы – отнюдь не новое явление для рынка. Они разрабатываются уже несколько десятилетий, а их модели были определены еще в 1994 году. Однако всплеск интереса к решениям в области управления производственными процессами произошел сравнительно недавно, после появления в 2011 году концепции «Индустрия 4.0». И это не случайно. В отличие от систем масштаба предприятия, ERP и им подобных, MES оптимизируют управление и повышают эффективность на уровне производственных участков и цехов. Они позволяют:

  • – определить реальную загрузку производственного оборудования;
  • – сформировать нормы производственных операций, которые соответствуют возможностям оборудования и персонала;
  • – добиться прозрачности исполнения каждого производственного заказа;
  • – решить проблемы с производственной дисциплиной на уровне участков.

MES в России

Глубина «проникновения» MES-систем в России остается небольшой. В марте прошлого года «Коммерсантъ», ссылаясь на данные компании «Цифра» (к слову, издание подчеркнуло, что это – пожалуй, единственный на тот момент статистический источник о рынке MES в России), писал о том, что решения для управления производственными процессами используют только 25% российских предприятий, причем главным образом это – «самописные» системы. Руководитель по внедрению производственных систем компании Mespace Вячеслав Бухаров считает, что эти цифры остаются актуальными и сегодня.

Рынок MES-систем в России обширен, но конкуренцию на нем нельзя назвать жесткой. Условно его игроков можно разделить на две группы. К первой относятся именитые мировые поставщики (Siemens, ABB, SAP) и крупные российские компании, в числе которых стоит отметить 1С, «Галактику» или «Цифру». Эти компании имеют и зрелые разработки, и хорошие маркетинговые возможности для их продвижения. Но их решения доступны главным образом крупным заказчикам. Кроме того, и архитектура этих решений, и специализация интеграторов, которые занимаются их продвижением, подразумевают развертывание MES в рамках крупных комплексных проектов по цифровизации предприятий.

Другая группа игроков российского рынка – небольшие компании, предлагающие собственные разработки. «Не стоит считать их «начинающими», – отмечает Алексей Борисов, директор по акселерации ТЭК и промышленности Фонда «Сколково». – Эти компании обладают и достаточным опытом, и командами компетентных специалистов, они имеют в своем «портфеле» не один успешный проект. Часто небольшие игроки способны предложить заказчикам нестандартные решения, которые учитывают специфику конкретного предприятия». С ним согласен Вячеслав Бухаров: «Не слишком плотная конкуренция позволяет выходить на рынок небольшим компаниям, таким, как наша. У нас есть все возможности развивать клиентов и развивать свое решение, не инвестируя значительные средства в маркетинг и продвижение».

Заказчики MES-систем

Сегодня наибольшее внимание MES-системам уделяют в России в первую очередь крупные холдинги. Они начинают внедрение с пилотных проектов на новых производственных площадках, стремясь обеспечить эти мощности передовыми информационными технологиями. Но существуют примеры внедрения MES и в небольших компаниях.

Вячеслав Бухаров считает, что интерес к решениям MES сегодня проявляют буквально все промышленные компании. При этом он особенно выделяет те, что специализируются на дискретном производстве.

Чаще всего решение о внедрении MES-системы принимается компаниями, которые уже завершили инвестиционную программу модернизации производства. Собственники бизнеса стремятся отследить эффективность нового оборудования, и это – один из триггеров развертывания системы управления производственным процессом.

Второй триггер – внедрение в компании ERP-системы. Оно повышает эффективность финансового управления, объемного планирования на значительные периоды времени. Но оперативное планирование, в масштабах рабочей смены или рабочего дня, в такой системе часто невозможно, ERP не создает инструментов для оперативного управления производством на «низовых» уровнях, в масштабе производственного участка или даже цеха. Именно эту функциональность добавляет MES-система, которая обеспечивает необходимую детализацию на уровне отдельного рабочего места или производственной операции.

Когда предприятие готово к использованию MES

Для того, чтобы приступить к развертыванию MES-системы, предприятие должно достичь определенного уровня зрелости. Эффективность и успешность внедрения зависят от текущего уровня информатизации производственных процессов, степени «оцифрованности» используемых технологий. «К примеру, у наших потенциальных заказчиков мы всегда интересуемся, работает ли у них система управления жизненным циклом изделия (PLM). В этом случае проект по внедрению MES на этом предприятии будет и дешевле, и быстрее, и проще», – поясняет Вячеслав Бухаров.

При этом масштаб предприятия не является фактором, который может повлиять на эффективность MES-системы. Даже если производственные мощности компании ограничиваются десятком станков, решение позволит минимизировать количество и длительность простоев оборудования.

Любое изменение производства на «низовом» уровне будет сопровождаться изменением и бизнес-процессов. Если для компании принципиальную важность имеет скорость внедрения, то выбор делается в пользу решения стандартной функциональности, которая не требует изменения бизнес-процессов на «верхнем» уровне. Но в этом случае кардинально повысить эффективность управления производственными процессами получится едва ли. Поэтому предприятию нужно быть готовым к тому, чтобы одновременно с внедрением MES решиться на изменение бизнес-процессов и системы менеджмента.

Если же говорить о «типовых» проектах, то для развертывания полнофункциональной версии решения в цехах из 30-50 единиц оборудования потребуется от трех до шести месяцев. Срок окупаемости такого проекта составит не более одного года. Такие цифры будут справедливы для любого дискретного производства. Вячеслав Бухаров подчеркивает, что показатели окупаемости для других отраслей могут быть другими.

«Мы видим спрос на подобные решения со стороны заказчиков промышленного сектора, - резюмирует Наталья Дыбко, заместитель генерального директора компании «Инновационный центр Ай-Теко». – В свете последних тенденций импортозамещения, роста курса валют, геополитических рисков российские компании будут переходить на отечественные продукты там, где это возможно и оправдано. Наш совместный с Фондом «Сколково» акселератор стартапов для промышленного сектора «ПРОМТЕХ», который мы провели в этом году, показал, что в России есть полноценный рынок собственных решений, покрывающих почти все потребности цифровой трансформации промышленности».

Регистрация

Есть аккаунт? Войти

Вход

Нет аккаунта? Регистрация
Забыли пароль? Восстановить

Восстановление пароля

Введите ваше почту и мы вышлем на нее новый пароль

Восстановление пароля

На указанный Вами e-mail высланы инструкции по дальнейшему восстановления пароля

Восстановление пароля

Регистрация прошла успешно. Инструкции по активации аккаунта отправлены на указанный e-mail

Заполните форму

Запрос демонстрации

Спасибо!

Сообщение успешно отправлено. Мы свяжемся с вами в ближайшее время.

Спасибо!

Заявка успешно создана. Вы можете следить за ее состоянием в личном кабинете

Перейти

Извините!

Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.